Ликвидация офшорных зон

Доходы американских компаний облагаются 35 %-ным налогом. Очевидно, что компании хотят сократить налоговую ставку, если появляется такая возможность. У них есть три способа, как это можно сделать.

Первый способ подразумевает открытие дочерней компании на Бермудах, Каймановых островах или в Ирландии. Итак, американская фирма производит принтер за $ 10 000 в Чикаго и продает его полиграфической компании в Майами за $ 12 000. Компании пришлось бы заплатить налог за $ 2000 прибыли, а именно – $ 700. Однако вместо этого она может продать данный принтер своей собственной «дочке» на Бермудах за $ 10 000 и не получить прибыли. Потом дочернее предприятие на Бермудах продает принтер полиграфической компании в Майами за $ 12 000 и получает прибыль в размере $ 2000. Однако на Бермудах прибыль не облагается налогом (либо он значительно ниже, чем в США). Таким образом, американское правительство теряет $ 700 налогов, и это всего лишь на одной отдельно взятой операции. Было подсчитано, что 362 компании из 500 компаний Fortune проводят подобные офшорные операции. Правительство США теряет огромную сумму выручки от налогов, вынуждая общество либо платить более высокие налоги, либо довольствоваться менее качественными социальным обеспечением, системой образования и здравоохранения.


Второй способ избежать уплаты налогов называется «инверсия». Если американская компания способна доказать, что определенным процентом ее акций владеет другая компания за рубежом, то ей не нужно платить американские налоги с этой доли компании. Например, компания Walgreen может купить ирландскую сеть аптек и продать ей часть своих акций. Ирландская Walgreens будет платить налоги Ирландии, однако они будут значительно ниже, чем в США.
Правительству Соединенных Штатов стоит побеспокоиться в отношении третьей возможности, когда американские корпорации начинают подумывать о переносе своих головных офисов за пределы страны. Консалтинговая фирма Accenture начинала как американская компания, затем она переехала на Каймановы острова, стала открытой компанией в 2002 году, а после переместилась в Ирландию из-за более низких налогов. Eaton Corporation переехала из Кливленда в Дублин, сократив на $ 160 млн. сумму годовых налоговых выплат. Таким образом, около 60 американских компаний либо находятся за пределами страны, либо воспользовались «инверсией», чтобы избежать американских налогов. Эти фирмы не только сократили свою налоговую ношу, они еще и никак не обременены бесконечным увеличением числа государственных постановлений, которое уже сейчас занимает 169 301 страницу.

Габриэль Цукман, профессор экономики в Лондонской школе экономики и протеже Томаса Пикетти, написал небольшую книгу об уходе от уплаты налогов под названием «Потерянное богатство наций». Как сообщает New York Times, Цукман подсчитал, что $ 7,6 трлн., или 8 % мирового финансового богатства, теряется в офшорных зонах{56}. Если бы эти деньги облагались налогом, то к налоговой выручке прибавились бы еще $ 200 млрд. ежегодно.
Цукман пошел и дальше, подсчитав, что 20 % всей прибыли американских компаний переправляются в офшорные зоны. Это позволяет компаниям платить налог размером 15 %, а не принятым официально в 35 %. Американские компании сосредоточили $ 1,95 трлн. за пределами страны. 

Американские компании не платят американские налоги на прибыль, заработанную вне пределов страны, если эти деньги остаются за границей, как правило, на Бермудах, в Ирландии, Люксембурге, Нидерландах и Швейцарии. В 2013 году Apple заработала $ 54,4 млрд. за рубежом, IBM – $ 52,3 млрд., а Microsoft – $ 76,4 млрд. Были предложены различные решения проблемы: либо уменьшить налог на прибыль до 25 % или ниже, либо поменять налоговую схему и сделать обязательным условием инвестирование этих прибылей в банки, расположенные на территории США.
Цукман советует США и другим странам создать мировой реестр частного и корпоративного богатства (так же как существует мировой реестр владения недвижимостью) и вынудить банки раскрыть информацию о вкладах. В 2010 году в США приняли Закон о налоговом раскрытии иностранных счетов, который позволяет Налоговому управлению США оказывать давление на зарубежные банки, чтобы они раскрыли информацию о счетах американских вкладчиков и корпораций. В 2012 году США наложили штраф размером $ 1,9 млрд. на HSBC, британский банк, в связи с некачественным контролем за легализацией денег. Штрафы также настигли Barclays, ING и Standard Chartered.

В 2010 году республиканское правительство сократило под влиянием движения «Чаепитие» бюджет Налогового управления США на 14 %, что стало причиной сокращения большого числа сотрудников, ухудшения соблюдения налогового права, менее качественного обслуживания налогоплательщиков. Если в 2010 году Налоговое управление было в состоянии проверить 30 % налоговых деклараций, то в 2013-м только 24 %. Это означает, что правительство собрало меньше средств для строительства дорог, очистки воздуха и воды, улучшения системы здравоохранения и принятия других не менее важных государственных решений.

Подводя итог, можно сказать, что самая высокая налоговая ставка в отношении физических лиц была в течение Второй мировой войны, затем она снизилась до 70 %, потом до 50 %, после – до 38,5 и 35 %, однако позже вернулась на уровень 39,6 %. Республиканцы всегда выступали за снижение налоговой ставки для богатых, объясняя это тем, что людям необходима мотивация, чтобы работать лучше.
Совершенно иной философией налогообложения руководствуются скандинавские страны, где максимальная налоговая ставка составляет 70 % в Швеции и 72 % в Дании. Скандинавские страны заботятся об образовании и здоровье своих граждан с момента их рождения и до самой смерти. Вероятность того, что скандинавская семья не сможет позволить себе медицинское обслуживание, крайне мала, ей также нет нужды откладывать огромные суммы денег на будущую пенсию.

В 2014 году с подачи президента Франсуа Олланда во Франции была введена максимальная налоговая ставка на уровне 75 % на доходы свыше € 1 млн. Правительство объяснило свое решение тем, что € 1 млн. в год – солидный заработок для любого гражданина страны, и поэтому от большей суммы государство имеет право потребовать 75 %. Конечно, это вызвало серьезные протесты в сфере бизнеса, и даже футбольные команды Франции пригрозили тем, что могут покинуть страну.

Два положения, которые бы способствовали принятию этой 75 %-ной ставки. Первое – поместить собранные налогом средства в отдельный государственный фонд для помощи бедным студентам. Второе предложение – отдавать деньги благотворительной организации, занимающейся целым рядом социальных вопросов, у которой каждая семья могла бы попросить о помощи, в которой она особенно нуждается.
Международный валютный фонд (МВФ) взял курс на борьбу с неравенством доходов. Кристин Лагард, глава МВФ, руководствовалась этим, принимая решения о финансовых программах для стран-участниц. В официальном заявлении МВФ в 2014 году говорилось о том, что «неравенство в доходах может стать макроэкономической проблемой для правительств стран, и фонду необходимо обозначить макроэкономические последствия неравенства».

Как более высокая налоговая ставка отразится на желании богатых работать и зарабатывать? 
Консерваторы предупреждают, что талантливые директора, финансисты, спортсмены и кинозвезды станут не так много работать, снизится качество их труда, и результатов будет меньше. Они говорят о том, что если граждане с высоким доходом начнут работать меньше и не способствовать открытию новых компаний, то число рабочих мест сократится, возрастет безработица, упадет средний уровень доходов. Они также добавляют, что количество благотворительных организаций уменьшится, а долгосрочное инвестирование в инфраструктуру сойдет на нет. Консерваторы говорят о том, что классовая борьба сделает каждого еще беднее. Так почему же мы должны облагать богатых налогом свыше 39,6 %?
Конечно, не существует достаточных доказательств в защиту этого аргумента. Когда американское правительство взимало высокие налоги с богатых граждан, мы часто наблюдали периоды высокой занятости и высоких доходов. Страна процветала чаще во времена правления левой Демократической партии, чем во времена правой Республиканской партии. Мы не можем утверждать, что все люди с большим доходом будут реагировать одинаково. 
Мэр Майкл Блумберг, который в течение своего 12-летнего периода правления сделал Нью-Йорк одним из самых процветающих городов, настоял на годовой зарплате размером всего в $ 1 млн., потому что, по его словам, у него есть все необходимые средства, чтобы быть довольным своей жизнью.

В основе мотивации и руководителей компаний, и частных предпринимателей лежат три вещи: власть, независимость и креативность. Я не думаю, что увеличение ставки налога на доход физических лиц крайне негативно отразилось бы на ВВП, однако с этим можно поспорить. Экономическая теория предлагает следующий взгляд на эту проблему. Закон убывающей отдачи гласит, что последующее увеличение дохода приносит убывающую отдачу или удовлетворение. Закон предполагает, что дополнительный заработок размером в $ 10 000 лучше способствует благосостоянию рабочего, чем потеря $ 10 000 повредит благосостоянию миллионера. Одно исследование выяснило, что ощущение благосостояния возрастает до тех пор, пока доходы не составят $ 75 000 в год, однако дальнейший рост доходов не приносит особого ощущения счастья. Мы можем предположить, что богатому человеку проще отказаться от $ 10 000, чем бедному.

Поднятие ставки налога для богатых может показаться почти невыполнимой задачей, если мы подумаем, что оно должно быть одобрено Конгрессом. Политики могут выполнять свои служебные обязанности, если они способны достать деньги. Новоиспеченный республиканец должен платить $ 500 000 в год Республиканской партии, необходимо также помнить и о средствах на проведение его собственной кампании. Большая часть денег поступает скорее от состоятельных людей, а не от представителей среднего и рабочего классов. У политиков не остается выбора – им приходится поддерживать богатых и выступать за то, чего они хотят. А богатые в большинстве своем не хотят платить высокие налоги.


При условии что богатые получают все большую часть ВВП, на бедных и рабочих приходится все меньше денег. Недостаточная платежеспособность среднего гражданина снижает, в свою очередь, экономический рост и приводит к дальнейшему обеднению низших слоев населения. Это отчасти привело к возникновению движения «Захвати Уолл-стрит». Оно выросло за месяц из демонстрации со всего лишь 75 участниками в маленьком парке Манхэттена до десятков тысяч протестующих в сотнях городов в 80 странах. В будущем мы должны ожидать еще больше протестов и политических столкновений. В прошлом таких протестующих называли коммунистами, и богатым удавалось упрятать их за решетку. Вывод, введение высоких налогов невозможно без нового периода «красной паники» и обвинений демократов в том, что они начали «классовую борьбу».
Рекомендуем × +
НАЗАД
« Prev Post
ВПЕРЕД
Next Post »
Показать комментарии
Скрыть комментарии


Добавить к комментарию смайл
EmoticonEmoticon